ПАЛОМНИЧЕСТВО В ПРАВОСЛАВНУЮ КЕНИЮ

С 14 по 26 августа 2019 года, прот. Владимир Ринкевич, совершил паломническую поездку в православные приходы Кении. Отец Мефодиус Кариуки, настоятель храма святого Варнавы деревни Джамбини, который организовал приют для детей, принимал паломников и сопровождал их в поездках в другие приходы Кении. Отец Владимир и Руслан Яроцкий (г.Гродно) передали собранную в разных приходах помощь: православной семинарии в г.Найроби (единственная православная семинария в Африке), детским приютам и другим социальным проектам.

По многочисленным просьбам мы открываем цикл заметок-воспоминаний о посещении Африки.


Семья православного африканского священника

Наша поездка в Кению представляла из себя проживание в одном месте и выезды в различные приходы страны. Принимал нас, паломников, отец Мефодиус, священник, уже несколько лет сотрудничающий с волонтёрским православным движением, «сердцем» которого является Руслан Яроцкий из г.Гродно. Живёт отец Мефодиус не в столице Найроби, а в 120 километрах от неё – деревне Джамбини. Жители Кении в большинстве своём проживают в горной части страны, т.к. там климат мягче, больше осадков, более плодородна земля. Сама деревня Джамбини находится на 2200 м над уровнем моря, поэтому дома там часто оказываются в середине туч. Так, проснувшись первым утром на экваторе в августе месяце, оказалось, что на улице только 7°С. Дома у обычных людей состоят или из кусков жести, досок, облепленных засохшим помётом, или из каменных плит. Конечно, камни стоят денег, которые есть далеко не у каждого жителя. Но и каменные дома не защищают от холода – в стенах отверстия на улицу для вентиляции, окна символически прикреплены. У отца Мефодиуса дом сделан из камня – помощь православных приходов из Америки, чтобы те, кто приезжает в Кению с гуманитарной миссией или с паломничеством, не тратили денег на гостиницы, а останавливались бы в семье православного священника.
Придя в первое утро на завтрак, мы увидели, как вся семья батюшки ходит в свитерах, куртках и шапках разных размеров – главное, чтобы было тепло. Матушка Эвелин с помощницей Бетти с раннего утра на огне готовили завтрак, который обычно состоит из нескольких блюд бобовых (чечевица, различные блюда из фасоли), чапати (как наши большие блины, порезанные на кусочки) и горячего тушёного салата. Всю еду кладут в термосные кастрюльки. Кофе у них пить не принято, хотя Кения является одним из крупнейших производителей кофе. Там по традиции, сохранённой ещё от колонизаторов-англичан, пьют чай, чаще с молоком. Особенность, которую непросто было освоить – все едят руками. Мясом и рыбой нас угощали несколько раз, но это была, как правило, еда, купленная нами же…
Матушка Эвелин растит четверых детей, старшему 12 лет, а младшему полгода. Чтобы прокормить семью, матушка каждый день работает в огороде, на поле, также ей приходится стирать руками всю одежду. Ей помогает девушка из деревни, помогают дети. Отец Мефодиус, как почти все священники Кении, ищет пропитание в дополнительном заработке – он выращивает цветы на продажу. И вся эта светлая духом семья при своём приходе открыла приют для бедных детей. Когда мы говорим «бедность», нам представляется, скорее, выбор «опустившихся» людей. У бедных людей Кении – это безвыходность. Нет социальных пособий, нет помощи от волонтёров. Бедные крупных городов, мест посещения туристов, ещё имеют шанс получить какую-то помощь от волонтёрских организаций, которые обычно едут по «намеченному маршруту». В глубинку, в деревни, помощь извне, как правило, не доходит…


Православие в Гилгил – любовь в действии.

Одним из пунктов нашего посещения была деревня возле города Гилгил. Добираться до неё от дома, где мы с Русланом остановились, было несколько часов езды на машине. Горные дороги, загруженные вереницами огромных грузовых машин, гужевыми повозками, мототранспортом, сильно удлиняют по времени даже небольшие расстояния. Есть одна особенность в стиле вождения у кенийцев. Они постоянно идут на обгон «каравана» грузовых машин, двигаясь встречным машинам «лоб в лоб». Когда остаётся уже совсем немного до столкновения, встречные машины притормаживают, а вереница машин впускает обгоняющую машину в свой ряд. И этот манёвр повторяется постоянно, т.к. из-за отсутствия железнодорожного транспорта почти все дороги в стране перегружены…
Город Гилгил находится на высоте более 2600 м над уровнем моря. Располагается в стороне от туристических мест, в его окрестностях много африканской растительности. Недалеко от города есть деревушка, скорее даже хутор, куда собрались из окрестностей православные христиане, которые опекают людей, имеющих особенности здоровья. Мы, забрав по дороге местного священника, отца Михаила, приехали к собравшимся людям с заранее приготовленными пакетами с непортящейся едой. Перед тем, как раздать свою небольшую помощь, мы отслужили молебен. Отец Мефодий, с которым мы приехали, и отец Михаил ловко сорвали веточки с куста, обвязали их ниткой, сорванной с мешка, так получилось кропило. Затем взяли две палочки, другой ниткой перевязали – получился крест. Помолившись, они освятили воду, которой затем я покропил всех собравшихся. Умилительная это картина – взрослые люди с детскими лицами и ангельскими глазами как умеют благодарят непонятных белых людей за крупицы привезённой еды и небольшого количества денег… Тяжело было видеть, как хрупкие женщины взваливали на плечи пакеты с едой, брали за руку опекаемых и тяжело шли домой. По жаре, несколько километров… Но лица их были радостными – у них была еда и немного денег – все проблемы на несколько дней, недель, а может, месяцев, решены.
Люди, которым мы передали собранную в разных странах Европы помощь, находятся в Кении в особенно тяжёлом положении. Они не могут работать, не могут помочь по хозяйству. Им самим нужна опека, досмотр, лечение. И никакой финансовой поддержки от государства для них нет! Одна надежда – помощь добрых христианок, которые как могут содержат их…
Эта краткая молитва под открытым небом, с самодельным кропилом и крестом, рядом с собравшимися людьми, оставила в душе глубокий отпечаток от ощущения близости Бога.


Кормление бездомных в трущобах Накуру.

На пути от дома отца Мефодиуса, ставшего нашим домом на время пребывания в Кении, в Кисуму (западный город на побережье озера Виктория) – находится город Накуру. Накуру входит в список обязательных для посещения туристами городов. В нём есть уникальное горное солёное озеро Накуру, расположенное в вулканической впадине. Так как его глубина во многих местах до 1 метра и озеро питают тёплые гейзеры – оно является излюбленным местом для розовых фламинго. Когда едешь по горам, то сверху кажется, что всё озеро из-за фламинго розовое. Правда, чтобы попасть к этому озеру, надо заплатить 80 долларов с человека. Цена для местных жителей невозможно огромная…
С нами ехал священник из Накуру – отец Рафаил. Всегда весёлый и полный энергии, он пригласил нас посетить места его служения. Узнав, что нам тоже хотелось бы посмотреть на фламинго вблизи, он сказал, что это вполне возможно. Мы уехали далеко от города и озера, свернули в какой-то лес-джунгли и, проехав изрядное количество километров, вдруг выехали к озеру. Любую красоту места можно оценить сполна только если побывать там самому. Запахи, температура воздуха, звуки и т.д. Аналогично и с местами, в которых показан ужас человеческой нищеты, безысходности и царства смерти…
После озера отец Рафаил повёз нас в центр Накуру. В отличие от европейских городов, света в кенийских городах очень мало. Везде полумрак, к этому надо добавить шум толпы людей, блеяние, мычание зверей, повозки с ишаками, треск мопедов, вонь сливных каналов, зачастую отсутствие асфальта, много мусора везде. Мы остановились на одной из оживлённых улиц и далее отправились пешком. Надо сказать, что в 7 часов вечера в Кении наступает полная темнота. Идти среди людей, пробиваться сквозь толпу было очень неуютно. Ощущение беззащитности и инородности компенсировало лишь наличие подрясника – служителей церкви там почитают. Удивительно было видеть, как, попав на какой-то вокзал маршрутных машин, мы, сделав несколько шагов среди трущобных павильонов, оказались на улице, где собираются люди без крова. Там сам отец Рафаил и его волонтёры в небольшом железном «гаражике» на живом огне готовят еду для бездомных. Так как их приход сам довольно нищий, то и еда бывает разная – иногда одни бананы, иногда же тушёная картошка. Господь сподобил нас с Русланом поучаствовать в раздаче еды. В основном за едой пришли женщины с маленькими детьми. Там я впервые увидел по настоящему голодных детей. Фотографии и рассказы не могут это передать…
Добровольческая организация, помощь которой мы передавали православным приходам Кении, регулярно высылает пожертвования. И на Рождество в этом году были высланы небольшие собранные средства. Отец Рафаил прислал фотографии и видео, сколько у взрослых, у детишек было радости, когда они смогли поесть мяса, получить даже какие-то подарки!.. И в этом заслуга вас – обычных людей, читающих эту газетку, живущих не богато, имеющих свои проблемы. Уверен, что Господь радовался с этими бедными детьми и посылал всем вам Своё благоволение!


Приют святой Тавифына границе с Угандой.

Самой дальней поездкой во время нашего паломничества в Кению было посещение приюта святой Тавифы. Ехали мы туда от столицы Кении – г.Найроби. Расстояние получилось чуть больше 400 километров, но длительность поездки – 10 часов. Узкие горные дороги, караваны грузовых машин, которые трудно обогнать, множество мотоциклов, мопедов и просто гужевых повозок усложнили и удлинили путь во много раз.

По словам нашего друга – отца Мефодиуса, в приюте святой Тавифы трудится отец Агапит с матушкой Дороти. Находится приют уже в джунглях, в нескольких десятках километров от Уганды. Джунгли я представлял себе, как их показывают в фильмах: непроходимый лес из лиан, пальм и других экзотических деревьев. Где-то такие джунгли, конечно, есть, но в районах Кисуму (город на побережье озера Виктория) они выглядят иначе – везде деревни и маленькие посёлки, везде ходят люди, ведётся хозяйство. Хотя зелени очень много и дороги – сплошная глина, нет ощущения отрыва от людей, глуши.
Чтобы добраться до поселения, где находится приют, нам пришлось спускаться по очень покатым глиняным дорогам, ещё довольно скользким от недавних дождей. Приехав же в приют, мы попали под настоящий ливень, какой можно встретить только в тропиках или на экваторе. Нас встретила матушка Дороти, учитель и дети приюта. Хотя и шли летние каникулы, детей в приюте было много, т.к. многим из них некуда идти – они сироты. Дети исполнили несколько песнопений о Христе и нашей вере с приплясыванием и хлопаньем в ладоши.
Дом приюта, по меркам Африки, выглядит неплохо. У него есть стены и крыша, и, хотя пол земляной, в комнате мальчиков мы увидели 4 кровати! Правда, когда нам объяснили, что в этой комнатушке спят, как правило, 20 детей, по 4 на кровати, остальные – на полу, то картина сразу перестала выглядеть радостной… Чтобы прокормиться, у приюта есть небольшое хозяйство, несколько кур, коза.
В школу дети ходят пешком 6 километров в посёлок. Из-за сырости в этих краях много комаров, змей, дети постоянно болеют малярией. До больницы добраться иногда трудно, и они болеют «дома». Но, при всех трудностях и голоде, дети радостные, они играют, поют, смеются, они молятся и причащаются Христовых Таин.
Наш путь назад оказался очень сложным. Ливень превратил дороги в поток из грязи, глина стала скользкой, и машина на первом же пригорке сползла с дороги в канавку, которые прокопаны возле всех дорог для дождевой воды и канализации. Милостью Божьею мимо проезжал трактор… Местные жители, ехавшие на тракторе, помогли нам выбраться на дорогу. В итоге, мы уехали с тёплым чувством, что здесь, в джунглях, все люди заботятся друг о друге, протягивают руку помощи, отдавая зачастую последний кусок хлеба. Можно сказать, здесь мы повстречали живого Христа…


Трущобы Найроби

Наиболее яркая «достопримечательность» Кении – крупнейшие в Африке трущобы «Кибера» (переводится с суахили как «джунгли»). Располагаются они в 5 км от центра столицы г.Найроби. По неофициальным данным в них проживает до 2 миллионов человек. Вся земля Киберы является собственностью государства, но почти за столетнюю свою историю существования, так у людей трущоб и не появилось электричества, канализации и доступной питьевой воды. Образованием и социальным служением занимаются там христианские Церкви. В одну из них поехали и мы с Русланом… Попробую передать свои ощущения при посещении трущоб.
Обычной городской дорогой незаметно попадаешь в район, состоящий из тесно прижатых друг к другу лачуг. Чтобы лучше понять жителю Европы: домики в Кибере похожи на железные киоски, стены и крыша которых состоят из кусков ржавой жести, смеси глины с навозом, просто мусора. Справа и слева от дороги, по которой едут машины, тянутся каналы, глубиной метра полтора. В них жители трущоб сбрасывают мусор, сливают помои. И там же копаются тощие куры, козы, овцы в поисках чего-нибудь съедобного. А рядом с курицей сидит голый мальчуган, двух-трёх лет, и куском грязной пластмассы играет в вонючей жиже как в песочнице… Людей очень много, они везде, они снуют между машин, кричат, машут руками, многие сидят у канала кто с чем, в надежде хотя бы что-нибудь продать. В основном это древесный уголь, который нужен всем, чтобы приготовить себе пищу. На лицах людей или усталость, или обречённость. Хотя, наверное, это ошибочная оценка сытого человека – на лицах просто голод и чувство безвыходности. И только самыемалые дети иногда смеются, играются и беззаботно бегают.

Мы приехали на территорию храма в честь святого Георгия, в которой служит отец Дионисий. Территория храма плотно окружена лачугами жителей трущоб. В Кении каждый приход является социальным, тем более приход в трущобах. И отец Дионисий с помощью своих прихожан-добровольцев организовал школу для 200 детей. В очень убогих условиях проходят уроки, и, что главное для них, дети кушают. Помощь в кормлении на момент нашего приезда оказывала православная миссия Кипра.
Трудно понять уклад жизни, программу обучения людей, которые говорят на смеси английского с суахили, но одно видно сразу – в основе всех программ там лежит вера в Бога. Когда нет никаких запасов, нет возможной помощи от государства, нет богатого прихожанина, который в случае чего поможет, остаётся только непоколебимая вера в Бога. И Он помогает. Присылает помощь, к примеру, собранную в том числе прихожанками-пенсионерками какой-то им неизвестной стране (иногда им трудно определить, в какой стороне Европа), неизвестного района города Вильнюса – Новой-Вильне… Для них это явное чудо – решение нерешаемой задачи столь необычным способом. А для нас, тех, кто жертвует, это явная возможность побыть орудием милосердия и любви в руках Бога.

Познакомившись с жизнью прихода, мы отправились пройтись по «улочкам» трущоб. Чтобы не быть ограбленными или убитыми нас сопровождали местные охранники. Свернув с дороги в узкие пролёты между лачугами, мы погрузились в обыденную жизнь киберцев. Очень важный фактор, без которого невозможно прочувствовать трущобы, это запах. Центральный запах – палёной резины, к нему примешиваются запахи отходов, гнили, какой-то неаппетитной еды, пота. Из-за сухого экваториального климата в Кибере много пыли. Ощущение грязи, заражённости всего вокруг, не покидает всё время пребывания там. И среди этого апогея нищеты люди подстригаются, готовят кушать, стирают бельё в сточной яме… Жизнь для них идёт своим чередом.
Если мне иногда сложно достучаться до Бога со своими просьбами я знаю, где Он находится в тот момент – Он вместе с жителями Киберы, заботиться о них, слушает их просьбы и ищет все возможные способы им помочь… И каждый из нас может протянуть руку помощи тем, у кого за спиной нет «подушки», у кого там просто смерть.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *